Отамановский В. Города Правобережной Украины

Рік видання: 1955

Місце зберігання: Відділ РІЦ

 ИСТОРИЧЕСКИЙ  ФАКУЛЬТЕТ   МОСКОВСКОГО ОРДЕНА ЛЕНИНА

И ОРДЕНА ТРУДОВОГО КРАСНОГО ЗНАМЕНИ

ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА имени М. В. ЛОМОНОСОВА

 

 Доц. В. Д. ОТАМАНОВСКИЙ 

 

 

ГОРОДА ПРАВОБЕРЕЖНОЙ УКРАИНЫ

ПОД ВЛАДЫЧЕСТВОМ ШЛЯХЕТСКОЙ ПОЛЬШИ.

ОТ СЕРЕДИНЫ XVII ДО КОНЦА XVIII в.

 

Проблема возникновения и развития

украинского феодального города

 

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора исторических  наук.

 

Саратов

1955

Поділитися:

«Украинский народ, находясь под угрозой уничтожения, постоянно вел

борьбу против гнета чужеземных поработителей, за свою свободу

и независимость и вместе с тем за воссоединение с Россией»1.

Обобщая результаты своих многолетних исследований по истории украинского феодального города и посвящая свой труд выдающемуся событию в жизни нашей Родины—300-ле­тию воссоединения Украины с Россией, автор поставил себе следующие цели:

а) раскрыть экономические причины возникновения, раз­вития и упадка городов Правобережной Украины в период владычества шляхетской Польши от середины XVII до конца XVIII в.;

б) показать, что украинский феодальный город, генетиче­ски связанный с древнерусским феодальным городом, прохо­дил такой же путь развития, как и западноевропейские горо­да, и при этом выяснить спорный вопрос   о роли   в этом про­цессе магдебургского права;

в) показать, что украинское население городов Правобе­режной Украины вело упорную борьбу против социального, национальною и религиозного гнета шляхетской Польши, и воссоединение в 1793 г. Правобережной Украины  с Левобережной в едином  Российском государстве явилось историче­ский необходимостью, спасением украинского   народа Право­бережья от уничтожения как нации.

Актуальность нашего исследования очевидна. Оно тем бо­лее необходимо, что история наших городов изучена мало. Пользуясь этим, буржуазные западноевропейские ученые Реппель (Roeppel), ф. Белов (v.Below) Гальбан и др., а недавно так же Кинкель (1930) в политических целях уже на протя­жении столетия пытаются доказать, якобы города Восточной Европы и западноевропейские города проходили совершенно различные пути развития.

Тезисы о 300-летни  воссоединения Украины с Россией  (1654— 1954 гг.). Одобрены   Центральным  Комитетом  Коммунистической партии Союза. Газета «Правда»,  12 января 1954 г., № 12.

Согласно этой концепции, города Запада развивались в пе­риод феодализма самостоятельно, эволюционным путем, в про­цессе экономического развития как ремесленно-торговые центры достаточно заселенных деревенских округ, в силу чего они и превращались в средоточия духовной жизни, культуры и прогресса (так называемая эволюционная теория). В противоположность этому города Восточной Европы якобы создавались в результате одноразового основания города пра­вительством и последующей правительственной колонизации. Оставаясь же в период феодализма лишь военно-администра­тивными центрами слабо заселенных округ, наши города яко­бы не могли стать средоточиями духовной жизни и культуры (так называемая колонизационная теория).

Реппель, ф. Белов, Гальбан и другие немецкие буржуазные ученые доказывали также, якобы до рецепции немецкого город­ского права в Чехии, Польше, Украине, Литве и Белоруссии вообще не существовало ни городского строя, пи юродов в ев­ропейском смысле. Возникавшие же в этих странах после ре­цепции немецкого права самоуправляющиеся города, хотя и были, по их утверждениям, точной копией немецких городов, однако я действительности оставались лишь их жалким подо­бием.

В результате преклонения перед западноевропейской нау­кой колонизационная теория еще недавно господствовала как в чешской буржуазной исторической науке (Палацкий и Липперт), так и в польской буржуазной исторической науке (Пекосинский и Кутшеба). Этой же теории придерживались буржуазные исследователи истории украинского города и укра­инского городского строя В. Б. Антонович (1834—190) и М. Ф. Владимирскнй-Буданов (1838—1916).

Сокрушительный удар колонизационной теории был нане­сен Советской наукой, В исследовании «Древнерусские города» (1946) проф. М. Н. Тихомиров показал, что наши города домонгольского периода, нисколько не уступая западноевро­пейским городам по уровню культурно-экономического разви­тия, проходили с ними один и тот же путь развития и что в них складывался городской строй, аналогичный западноевро­пейскому.

Изучив в исследовании «Ремесло древней Руси» (1948) раз­витие древнерусской ремесленной промышленности и показав, что по техническому совершенству и мастерству некоторые отрасли древнерусской ремесленной продукции превосходили за­падноевропейское ремесло, проф. Б. А. Рыбаков приходит к выводу, что «русский средневековый город развивался тем же путем и по тем же законам, что и средневековый город За­пада».

В данном труде (том I содержит 424 стр. машинописи, а том II—494 стр. + XV стр. библиографии), как и в своей пред­шествующей работе1, автор обосновывает несостоятельность колонизационной теории по отношению к украинскому фео­дальному городу. Исходя из обоснованной советскими учены­ми концепции, согласно которой древнерусские города XI— XIII вв. проходили такой же путь самобытного развития, как и западноевропейские города, автор ставит своей целью рас­пространить эту концепцию, на украинский феодальный город ХIV — ХVIII вв.

При разработке метода исследования автор исходил из материалистического понимания исторического процесса, чет­ко сформулированного В, И. Лениным2", а также из разрабо­танного марксистско-ленинской исторической наукой понима­ния города как следствия развития производительных сил, общественного разделения труда и изменения производствен­ных отношений.

При изучении весьма сложного процесса зарождения ка­питализма автор пользовался методом Исследования, разработанным В. И. Лениным в его гениальном труде «Развитие капитализма в России». Автор неуклонно руководство­вался марксистско-ленинским учением, согласно которому подлинным творцом истории является народ, миллионные массы трудящихся, создавшие все блага жизни.

Исходя из марксистско-ленинского определения базиса и подстройки и учитывая результаты дискуссии по вопросу о периодизации как истории СССР периода феодализма3, так и дискуссии польских историков по вопросу о периодизации исто­рии Польши4, автор делит историческое прошлое Правобереж­ной Украины на 2 периода: период феодальной раздробленности (до середины ХVIII в.) и период разложения феодализ­ма и становления капиталистического уклада (от середины ХVIII в.).

 1В. Д. Отамановский. — Винница как тип украинского городя Юж­ною Правобережья XIV—XVIIвв. Эволюция правового положения и устройства па фоне соц.-экон. развития Побужья в Х1V — ХVII вв. Ка­зань, 1946. Машинопись канд. дисс., защищенной - в 1946 г. в Уч. Совете Истор, ф-та МГУ (оф. оппоненты: акад. В. И. Пичета и проф. А. А. Савич).

2В. И. Ленин.—Карл Маркс. Соч., т, 21, изд. 4-е, стр. 40—41.

3Л. В, Черепнин. — К, вопросу  о периодизации   истории СССР пе­риода феодализма.    Изв. АН СССР,    серия истории    и философии, !9о2, т. IX. № 2, стр. 115—1132.

4История Польши  под  ред. В.   Д. Королюка, И. С. Миллера П. Н. Третьякова, т. I, Институт   славяноведения    АН СССР.    Москва, 1954, стр. 9,

 

При построении плана исследования автор стремился осу­ществить следующие чрезвычайно важные указания Коммуни­стической партии Советского Союза: 1) Тезисы о 300-летии воссоединения Украины с Россией и 2) «Замечания» И. Стали­на, Л. Жданова и С. Кирова по поводу конспекта учебника по истории СССР. Автор учел также ряд ценных замечаний в рецензии акад. М. Тихомирова, профессоров В. Японского и Е, Черменского и С. Дмитриева на первый том Украинской ССР».

Кроме рукописных, источников, извлеченных автором в 1924—1953 гг. главным образом из фондов Центрального Госу­дарственного Исторического архива УССР путем проработки свыше 700 актовых книг различных учреждений и организа­ций Правобережной Украины XVII—XVIII вв., особенно же магистратов и цехов, было использовано значительное коли­чество печатных источников и научной литературы (указатель главнейших использованных печатных источников и литера­туры, из 145 названий на русском и украинском языках из 69 названий па польском, латинском и др. языках).

В отличие от XVI - первой половины XVII в. актовые кни­ги всех учреждений и организаций Правобережной Украины второй половины XVII - первой половины XVIII.в, обнару­живают упорное вытеснение украинского языка, заменяемого польским языком. Поскольку же конституцией 1696-г. шляхет­ская1 Польша аннулировала обеспеченные Люблинской унией права для украинского языка, а во второй четверти XVIII в. осуществила повсеместное изгнание украинского языка из официальной документации, то все наши рукописные источни­ки второй половины XVIII в. оказались на польском языке, небольшая их часть написана довольно плохой актовой ла­тынью и сохранилось лишь очень немного документов на украинском языке, да и то в польской транскрипции!

Из печатных источников, кроме таких монументальных из­даний, как Архив Юго-Западной России, Акты Южной и За­падном России, Volumina Legum, Литовский Статут, Полное собрание законов Российской империи, было использовано большое количество монастырских летописей («хроник»), ме­муаров XVIII в., монографий XVII—XVIII вв., польский либеральный экономический журнал второй половины XVIII в«Dziennik Handlowy» и пр.

К первому тому приложена карта городов Правобережной Украины за период от середины XVII в. до 1793 г., на которой,  кроме районов железо добывающей промышленности, торговых трактов, речных каналов, речных пристаней и администра­тивных центров воеводств и поветов, особо выделены следую­щие города: существовавшие в X—XIII вв.; пользовавшиеся в XV—XVIII вв. правом склада; находившиеся в 1672—1699 гг. в зоне турецкой оккупации,  а также города, являвшиеся цен­трами феодально-католической агрессии, т. е. местопребыва­ния католических или бодлианских монастырей  их школами и  миссиями.

Так как Центральный Комитет КПСС, Совет Министров СССР и Президиум Верховного Совета СССР приняли постановление широко отметить исполняющееся  в текущем 1954 году 300-летие воссоединения Украины с Россией, то автор, со своей стороны, считает долгом в ознаменование всенародного праздника посвятить настоящий труд, являющийся результатом 30-летней работы, трехсотой годовщине этого выдающегося исторического события.

ГОРОДА ПРАВОБЕРЕЖНОЙ УКРАИНЫ

КАК РЕМЕСЛЕННО-ТОРГОВЫЕ ЦЕНТРЫ

ОТ СЕРЕДИНЫ XVII ДО СЕРЕДИНЫ XVIII ВЕКА.

§ 1. Политическое и общественно-экономическое развитие Речи Посполитой от середины XVII до середины XVIII века.

§ 2. Политическое положение Правобережной Украины и ее повтор­ная колонизация во второй половине XVII и первой половине XVIII в.

§ 3. Развитие на Правобережной Украине производительных сил и внутреннего рынка от середины XVII до середины XVIIIв. Восстанов­ление; и рост городов.

Классовая политика казачества. Развитие помещичьего хозяйства и внутреннего рынка от середины XVII—до половины XVIIIв.

§ 4. Причины упадка городов Правобережной Украины в конце XVII — первой половине XVIII века.

Проблема упадка городов Речи Посполитой в буржуазной и в со­ветской историографии. Причины упадка городов Правобережной Украины,

§ 5. Управление городов Правобережной Украины от середины XVII до середины XVIII века.

Управление непривилегированных городов. Управление привилеги­рованных городов с менее развитым городским устройством. Устройст­во привилегированных городов с более развитым городским само­управлением. Самобытный городской строй на Правобережной Украи­не. Ремесленные объединения и массовая борьба внутри цехов. Управление городов с более развитым городским самоуправлением. Причины возникновения различных форм городского устройства.

Вопреки неверным утверждениям украинских буржуазных историков (Антонович, Грушевский и др.), якобы, за исключе­нием северо-западной части, вен остальная Правобережная Украина досталась шляхетской  Польше в начале XVII Iв. «в состоянии полного запустения», данные нашего исследования доказывают, что часть населения средней и южной полосы Правобережной Украины уцелела во время Руины, а часть возвратилась туда при первой же возможности.

После Руины, в чрезвычайно трудных условиях, при по­стоянных татарских набегах и в условиях турецкого владычества на междуречье Днестра и Буга в 1672—1699 гг. восста­новление средней и южной полосы Правобережной Украины  было достигнуто лишь благодаря героизму и самоотверженному труду украинских народных масс, но отнюдь не в результа­те шляхетской колонизации.

Так как Волынь, Киевское Полесье и Подолия входили в состав шляхетской Польши даже 'в период народно-освободи­тельной войны украинского парода под предводительством Богдана Хмельницкого, то здесь феодально-крепостническая система хозяйства непрерывно существовала и во второй половине XVIIв. На остальной территории Правобережной Ук­раины как интенсивность процесса развития барщинно-фольварочного хозяйства в период от середины XVII до, конца XVIII в., так .и неодновременный ход этого процесса в различ­ных районах объясняются неодинаковыми политическими ус­ловиями в этих районах, различной степенью их заселенности, различными сроками окончания «слобод» для новоселов и не  везде одинаковой сопротивляемостью народных масс феодаль­ной экспансии.

С точки зрения экономического развития, Правобережную Украину в изучаемый период можно разделить на три эконо­мических района:

1) северо-западная часть Правобережной Украины (Во­лынь, Киевское Полесье и северо-западная Подолия) относи­тельно мало пострадала  во время Руины  и  в значительной степени сохранила свой экономический потенциал. В конце XVII или в начале XVIII в. здесь была целиком восполнена убыль крестьянского населения и восстановлены как.нарушен­ное барщинно-фольварочное хозяйство, так и помещичьи про­мышленные предприятия (крепостные железоделательные и стекольные мануфактуры,  лесопромышленные  предприятия, мельницы, винокурни, сукновальни и т. п.);

2) в средней части (Винницкий повет, северная часть Брацлавского, большая часть Летичевского, юго-восточная часть Житомирского и северная часть Киевского)  пополнение убыли крестьянского населения и создание как барщинно-фольварочное хозяйства, так и помещичьих промышленных предприятий     происходило на  протяжении второй  четверти XVIII в.;

3) в юго-восточной части Правобережья (южная  часть Киевского и Брацлавского поветов и южная Подолия) воспол­нение убыли крестьянского населения я создание барщннно-фольварочного хозяйства происходило во второй  половине XVIII в.Следовательно, в первой половине XVIII в. ведущей  отраслью народного хозяйства оставалось здесь мелкое натуральное крестьянское хозяйство.

Хотя экономические функции товарного производства не прекращались в помещичьем хозяйстве северо-западной части Правобережной Украины даже во второй половине XVII в., а в средней части Правобережья они были восстановлены во второй четверти XVIII в., однако в основном до середины XVIII в. помещичье хозяйство сохраняет здесь свой натураль­ный характер.

Наш документальный материал показывает неуклонный рост на Правобережной Украине товарности помещичьего хо­зяйства с конца XVII в., особенно во второй четверти XVIII в., с выходом излишков товарной продукции как на внутрен­ний рынок, так и па внешний рынок. При этом уже с конца XVII в. пути экономического развития северо-западной части Правобережной Украины и остальной ее части расходятся: Киевское Полесье, Брацлавщина и южная Киевщина все больше включаются во всероссийский рынок, со все    большим вытеснением здесь из денежного обращения польской валюты русскими деньгами, тогда как Волынь и северо-западная Подолия все прочнее    присоединяются к общегосударственному рынку.

В полном соответствии с марксистско-ленинской теорией, рост на Правобережной Украине с конца XVIIв. товарно-денежных отношений вызывает неуклонный рост товарного про­изводства, постепенно подготавливая «некоторые условия для капиталистического производства»1. Например, в условиях, все увеличивающегося в первой половине XVIII в. товарного про­изводства в помещичьем хозяйстве экономически наиболее тог­да развитой северо-западной Подолии по второй четверти XVIII в. наблюдается отчетливый сдвиг, т. е. переход к тор­говому земледелию и интенсивное развитие тесно связанных с торговым земледелием   сельскохозяйственных  технических производств.

Ярким показателем как достигнутой во второй четверти XVIII в. в северо-западной Подолии более высокой ступени развития фольварочного хозяйства — перехода на товарное производство зерна, так и более интенсивного развития здесь винокуренной промышленности, является возникновение имен­но в этот период в г. Сатанове (Каменецкого пов.) первой из­вестной нам на Правобережной Украине капиталистической мануфактуры - меднолитейного предприятия для производства винокуренных котлов. Несомненно указанные явления свидетельствуют о стремлении подольских помещиков вместо дорогостоящего вывоза экспортного зерна перейти к сбыту на развивающемся внутреннем рынке продуктов переработки по­мещичьего товарного зерна.

1И. Сталин — Экономические проблемы социализма в СССР. Гос­под политиздат, 1952, стр. 14—15. 

В результате неуклонного развития в северо-западной час­ти Правобережной Украины производительных сил и внутрен­него рынка в последней четверти XVII в. здесь складываются экономические предпосылки для восстановления и роста фео­дального города. И действительно, в концеXVII- в начале XVIIIв. города Дубно, Кременец, Луцк, Ковель, Олыка, Ка­менец-Под., Сатанов, Шаргород и др. превращаются в значи­тельные ремесленно-торговые центры, в поселения чисто город­ского типа.

Как показывают примеры Бара, Винницы, Летичева, Хмельника и других городов средней полосы Правобережной Украины, здесь экономические условия для восстановления и роста городов создаются только со второй четверти XVIII в., ибо здесь именно с этого времени фольварочная система хо­зяйства становится ведущей отраслью народного хозяйства. В противоположность этому города южной части Правобережной Украины до середины XVIII в. экономически почти ничем не отличаются от деревень, так как здесь ведущей отраслью на­родного хозяйства оставалось изолированное и чисто Потреби­тельское хозяйство крестьян и мещан-земледельцев.

Вопреки наукообразным измышлениям немецкой буржуаз­но-националистической историографии, данные нашего иссле­дования доказывают, что на Правобережной Украине до вве­дения магдебургского права существовал самобытный город­ской строй, основанный на традициях и нормах как древнерусского права, так и украинского обычного права. Неотъем­лемую часть этою строя составлял независимый общинный («копный») суд, который осуществляло собрание всех жителей данного поселения.

В северно-западной части Правобережной Украины само­бытный городской строй еще сохранялся в XIV—первой поло­вине XVI вв., в средней части он просуществовал почти до конца XVI в., а в юго-восточной части следы его существова­ния обнаруживаются даже во второй половине XVII в. Живым реликтом этого древнего самобытного городского строя явля­лась па протяжении свыше четырех веков украинская мещан­ская община в Каменце-Под., сохранявшая свое самобытное устройство и суд с правом меча «на основании русских прав» с XIV до начала XVIII века. 

Так как в борьбе за свою национальную независимость украинский народ опирался на мощную культуру древней Ру­си, то в целях его идеологического порабощения польские ко­роли, являвшиеся одновременно и государями великого Ли­товского княжества, уже с XVв. проводят планомерную поли­тику уничтожения самобытного украинского городского строя. С этой целью они заменяют украинский городской строй, раз­вившийся на основе древнерусского права, польским город­ским строем, основой которого было магдебургское право, с одновременной заменой самобытного ремесленного устройства цеховыми организациями по польско-немецкому образцу. Не­смотря па стремление шляхетской Польши уничтожить древ­ний самобытный городской строй и тем самым разорвать ис­конные связи украинского народа с русским народом, пере­житки этого строя в городах Правобережной Украины наблю­даются до конца XVIIIв.

Изучение пережитков самобытного городского строя в пра­вобережных городах в связи с зафиксированными в Литовском Статуте (разд. X, арт. И; разд. XI, арт. 26 и разд. XII, арт. 2) основными принципами древнего копного права приводит к заключению, что основной чертой конного права было участие в судебных и важнейших административных функциях всех членов городской общины.

В противоположность пронизывающему украинский само­бытный городской строй демократизму, магдебургское право передает административные и судебные функции изъятым из-под контроля городской общины замкнутым учреждениям, чле­ны которых избирались пожизненно, путем кооптации, т. е. без участия общины, что практически всегда приводило в пра­вобережных городах к олигархии. И если в изучаемый период городские уряды даже в правобережных юродах на магдебургском праве выносят все важнейшие дела на обсуждение всей общины, а прежде всего на обсуждение цеховых ремес­ленных организаций, то это - несомненные пережитки в пра­восознании горожан древнерусского права, но никак не вли­яние магдебургского права!

Изучая историю украинского феодального города в отры­ве от экономической истории Правобережной Украины и пыта­ясь противопоставить историю возникновения и развития украинского и немецкого феодального города, буржуазный исследователь Владимирский-Буданов утверждал, якобы «це­хи — явление совершенно немецкое», перенесенное из Герма­нии вместе с немецким городским строем, а отсюда вытекает «их бессилие и незначительность их роли в истории развития  муниципального права». В свою очередь буржуазный историк Антонович считал цеховую организацию ремесла одной из причин упадка1 правобережных, городов в XVIII в.2.

В результате наших исследований мы пришли к прямо противоположным выводам как по вопросу о возникновении ремесленных объединений, так и об их значении в общест­венно-экономическом и культурном развитии правобережного феодального города. Согласно нашим данным, ремесленные объединения возникали в городах независимо от введения в них магдебургского права, а возникновение и существование ремесленных объединений в украинском феодальном городе было такой же необходимостью для защиты от постоянного натиска феодалов и от конкуренции захожих ремесленников, как и в феодальных городах Зап. Европы. Как мы покажем в следующем разделе, именно ремесленные объединения соз­давали на Правобережной Украине в период феодализма города, городскую культуру, городское право и городской быт.

Классики марксизма указывают, что характерной чертой социальной жизни феодального города средневековой Европы является классовая борьба внутри цехов, причину которой они определят следующим образом: «Подмастерья и ученики были организованы в каждом ремесле так, как этого требо­вали интересы мастеров...»3.

В феодальном городе Правобережной Украины ремеслен­ники были организованы приблизительна так же, как и в го­родах феодальной Европы. Именно поэтому в результате ка­бальной зависимости от мастеров их подмастерьев и учеников, жестоко эксплуатируемых мастерами, внутри украинских цехов развертывается в изучаемый период неугасимая классовая борьба.

Особенно обостряются социальные-противоречия в цехах городов северо-западной части Правобережной Украины во второй четверти XVIII в. Поскольку же в этот период команд­ное положение в  цехах северо-западных городов захватывают мастера-поляки, то отныне социальные противоречия в цехах обостряются здесь противоречиями национальными и религи­озными.

Все изложенное доказывает полную несостоятельность из­мышлений буржуазных ученых якобы украинский феодальный город проходил иной путь социально-экономического разви­тия нежели западноевропейские феодальные города. 

 1М. Ф. Владимирский-Буданов. —;Немецкое право в Польше и Лит­ве. Журнал М-ва пар.просв. 1853, кн. XII, стр. 811—312.

2П. Антонович. — Исследование о городах Юго-Западного Края. Арх. го-Зап. России, ч. V, т. 1 (предисловие)". Киев, 18КК стр. 69—70 и, 90-92.

3К. Маркс  и  Ф.  Энгельс—Немецкая идеология. Партиздат. Мо­сква, 1933,   стр. 42,

В полном соответствии с выводами советских ученых (ав­торов изданной Академией наук УССР «Истории Украинской ССР», т. I; проф. Ф. Я. Полянского и А. И. Барановича), мы считаем, что, помимо других причин (неограниченный шляхет­ский импорт дешевых иностранных изделий и беспошлинный экспорт сельскохозяйственных продуктов без посредничества городов; монополия шляхты на производство и продажу вина, на владение мельницами и т. д.), упадок городов Правобереж­ной Украины, как и городов всей Речи Посполитой, явился во второй половине XVII и первой половине  XVIII вв. результатом экономических и классовых противоречий зашедшей в тупик барщинно-фольварочной системы. Именно поэтому непосредственной причиной упадка вполне развившихся феодальных юродов северо-западной чает Правобережной Украины была недостаточная емкость внутреннего рынка, постоянно задержи­вавшая развитие городов и вызывания грабительской аграр­ной политикой шляхты и растущим обнищанием разоренного феодальной эксплуатацией крестьянства.

Правильность нашего вывода подтверждает как неуклон­ный экономический и культурный рост, так и значительная роль в общественно-политической жизни Украины в XVII— XVIII вв. городов освобожденной от шляхетского ига восточ­ной Украины, где сложились неизмеримо более благоприятные условия для развития городов, чем на Правобережной Украи­не и по всей Речи Посполитой. И действительно, в Киеве перед народно-освободительной войной было всего 5—и тысяч жителей, а в 1770т. население здесь возросло до 20,000 жителей, тогда как в крупнейшем городе Правобережной Украины Каменце-Под. было в 1788 г. 6 тысяч жителей, да и в некогда многолюдном Кракове насчитывалось в 1787 г. всего 9,5 тысячи жителей!

ГОРОДА ПРАВОБЕРЕЖНОЙ УКРАИНЫ

КАК ОЧАГИ АНТИФЕОДАЛЬНОЙ  ИДЕОЛОГИИ

И ГОРОДСКОЙ КУЛЬТУРЫ ОТ ПОЛОВИНЫ  XVII ДО  СЕРЕДИНЫ  XVIII ВЕКА 

§ 1. Идеологические и культурные сдвиги в городах Правобережной Украины от середины XVII до середины XVIII века.

Идеологическая направленность вооруженной борьбы и борьбы на культурном фронте Борьба на литературном  фронте  и  в народном творчестве. Братские школы. Братские шпитали.

§ 2. Новые юридические представления горожан Правобережной Украины в койке XVII и в первой половине XVIII века.

§ 3. Характер идеологии и культуры городов Правобережной Украи­ны во второй половине XVII —первой половине XVIII в.

Роль цехов в развитии идеологии и культуры украинского феодального города. Борьба правобережных городов с пережитками феодально-средневековой мистики в быту и врачевании.

Закономерным следствием происходившего в период последней четверти XVII в.—первой половины XVIII в. отрыва городов северо-западной и средней полосы Правобережной Украины от земледелия было выделение из крепостной массы городского населения свободного городского  сословия  имеющего в своем распоряжении средства материального производства.

Нескольку же «все юридические, политические, философские и тому подобные представления людей в конечном счете обязаны своим происхождением хозяйственным условиям их жизни, их способу производства и обмена продуктов», а «скроенное по феодализму католическое мировозрение не удовлетворяло отрывавшееся от феодальной систе­мы городское сословие1, то вполне естественно, что традиции многовековой борьбы горожан со шляхтой за права городов, и новые условия материальной жизни городского сословия при­вели в изучаемый период к созданию новой антифеодальной идеологии с отчетливо выраженной  материалистической  направленностью и специфической для эпохи борьбы с польскими феодалами   городской культуры.

1Ф. Энгельс. Юридический социализм. Соч. К. Маркса и Ф. Энге.11.-са, г. XVI, ч. I. Партиздат, 1937, стр. 298 и 295.  

Согласно традициям XVI и первой половины, XVII в., город­ская культура вырастала в изучаемый период на основе соз­ванных украинскими цеховыми ремесленниками братств, являвшихся организациями сопротивления порабощенного украинского народа ополячиванию и окатоличению и содер­жавших братские школы и братские шпитали.

Исходя из формально-юридической интерпретации источни­ков для истории украинских цехов, буржуазный исследователь Владимирский-Буданов был далек от подлинного  историзма, а потому он не смог показать роли цехов в развитии идеологии и культуры украинского феодального города. Согласно кон­цепции этого автора, украинские цехи были порождением магдебургского права, а «в основание цехов легла господствую­щая религия, т. е. католическая»1.

Анализ документальных источников XVII— первой полови­ны XVIII в. доказывает полную несостоятельность концепции Владимирского-Буданова, считавшего цехи орудием окатоличения и ополячивания украинских ремесленников. Источники доказывают, что вплоть до начала XVIII в. правобережные це­хи, т. е. мастера вместе с подмастерьями и учениками, в пол­ном своем составе входили в общегородские братства и актив­но участвовали как в борьбе с польскими феодалами на идео­логическом и культурном фронте, так и в народно-освободи­тельной войне против шляхетской Польши в середине XVII в.

Как свидетельствует, например, жалоба управляющего Чернобыльскими имениями от 12.Х,1694 г. на приора Черно­быльского доминиканского монастыря, в г. Чернобыле еще да­же в 90-х -годах XVII в. все цеховые ремесленники, объединен­ные независимо от их специальности в один общий Черно­быльский цех, принадлежат к общегородскому православному братству. Жалоба раскрывает также, что, несмотря на репрессии приора доминиканцев, закрывшего на 5 дней все чернобыльские православные церкви, Чернобыльский цех ка­тегорически отказывается участвовать со свечами в католиче­ских процессиях!

Что цеховые ремесленники активно участвовали в народно-освободительной борьбе против чужеземных поработителей, доказывает «привилегия-диплом» Яна Казимира от 12.1.1650 г., выданная в порядке выполнения Зборовского договора. Согласно этой привилегии были амнистированы мещане городов Киева, Чернигова, Винницы, Мозыря, Речицы, Стародуба и Пинска, активно участвовавшие в войне против шляхетской Польши. 

1Владамирский-Буданов,— Немецкое  право  в   Польше  и  Литве, Там же, кн. XII, стр. 816—817. 

Однако в первой четверти XVIII в. командное положение в цехах северо-западных городов Правобережной Украины постепенно переходит к мастерам-полякам, а это подрывает культурную деятельность братств и в конечном счете приво­дит к резкому снижению культурного уровня городов по срав­нению с периодом XVI—первой половины XVII в.

Как видно, например, из постановления Каменецкой рады от 22.V.1706 г., в Каменце-Под, в начале ХVII в.  мастера цеха шорников уже не входят в братство, тогда как все под­мастерья и ученики этого цеха по-прежнему входят в братство. Поэтому к концу первой четверти XVIII в. цехи в северо-западных городах, раздираемые национальными и религиоз­ными противоречиями, начинают превращаться в орудия окатоличения и ополячивания: мастера поляки принуждают своих подмастерьев и учеников разговаривать по-польски, участво­вать в католических церковных церемониях и т. п.

 Вопрос о значении Магдебурге кого права в жизни украин­ского феодального города многократно поднимался в истори­ческой литературе, но он до сих пор остается спорным1. В полном соответствии с марксистской теорией данные нашего исследования доказывают, что в изучаемый период в резуль­тате правотворческой деятельности городских судов на го­родской почве создавались новые юридические представления, соответствовавшие запросам городского сословия и вытесняв­шие нормы Магдебургского права.

Вопреки утверждениям буржуазного историка Антоно­вича3, приведенные нами документальные данные доказыва­ют, что кодексы магдебургского права являлись в изучаемый период в правобережных городах источниками действующего  права. И это целиком соответствовало политике шляхетской Польши, издавна вытеснявшей самобытный укра­инский городской строй, основанный на древнерусском праве, и заменявшей его польским городским строем, основанным на магдебургском праве.1 

1 С. В. Юшков-История государства и права СССР, часть. I. Моск­ва, 1947, стр.437—438.

2Антонович.—Исследование о городах  Юго-Западного Края, стр. 49—57. 

Однако, вопреки утверждениям буржуазного историка права Владимирского-Буданова якобы в украинских город­ских судах господствовали чужеземные источники права и не применялось украинское обычное право1, приведенные на­ми документальные данные неопровержимо доказывают, чти по не имущественным преступлениям украинское обычное право почти совершенно вытесняет в изучаемый период же­стокие нормы Магдебурге кого права, заменяя их более мяг­кими нормами украинского обычного права, имеющими несом­ненную генетическую связь с нормами весьма гуманно­го древнерусского права.

Однако в первой четверти XVIII в. командное положение в цехах северо-западных городов Правобережной Украины постепенно переходит к мастерам-полякам, а это подрывает культурную деятельность братств и в конечном счете приво­дит к резкому снижению культурного уровня городов по срав­нению с периодом XVI—первой половины XVII в.

Как видно, например, из постановления Каменецкой рады от 22.V.1706 г., в Каменце-Под, в начале ХУШ в. мастера цеха шорников уже не входят в братство, тогда как все под­мастерья и ученики этого цеха попрежнему входят в братство. Поэтому к концу первой четверти XVIII в. цехи в северо-западных городах, раздираемые национальными и религиоз­ными противоречиями, начинают превращаться в орудия окатоличения и ополячивания: мастера поляки принуждают своих подмастерьев и учеников разговаривать по-польски, участво­вать в католических церковных церемониях и т. п.

 Вопрос о значении Магдебурге кого права в жизни украин­ского феодального города многократно поднимался в истори­ческой литературе, но он до сих пор остается спорным1. В полном соответствии с марксистской теорией данные нашего исследования доказывают, что в изучаемый период в резуль­тате правотворческой деятельности городских судов на го­родской почве создавались новые юридические представления, соответствовавшие запросам городского сословия и вытесняв­шие нормы Магдебургского права.

Вопреки утверждениям буржуазного историка Антоно­вича3, приведенные нами документальные данные доказыва­ют, что кодексы магдебургского права являлись в изучаемый период в правобережных городах источниками деиствующего  права. И это целиком соответствовало политике шляхетской Польши, издавна вытеснявшей самобытный укра­инский городской строй, основанный на древнерусском праве, и заменявшей его польским городским строем, основанным на магдебургском праве.1 

1 С. В. Юшков-История государства и права СССР, часть. I. Моск­ва, 1947, стр.437—438.

2Антонович.—Исследование о городах  Юго-Западного Края, стр. 49—57. 

Однако, вопреки утверждениям буржуазного историка права Владимирского-Буданова якобы в украинских город­ских судах господствовали чужеземные источники права и не применялось украинское обычное право1, приведенные на­ми документальные данные неопровержимо доказывают, чти по не имущественным преступлениям украинское обычное право почти совершенно вытесняет в изучаемый период же­стокие нормы Магдебурге кого права, заменяя их более мяг­кими нормами украинского обычного права, имеющими несом­ненную генетическую связь с нормами весьма гуманно­го древнерусского права.

Борьба городского сословия с пережитками средневеково-феодальной мистики в быту и врачевании приводит в изучае­мый период к вытеснению из экономически более развитых городов Правобережной Украины как колдунов-чаровников, так и пронизанной мистикой знахарской медицины, которая постепенно заменяется чуждыми мистике городской ремеслен­ной медициной и городским ремесленным акушерством. Вы­теснение из города колдунов-чаровников и пронизанной мисти­кой знахарской медицины, заменяемой присущей феодально­му городу ремесленной медициной) следует считать историче­ски прогрессивным процессом, свидетельством материалистической направленности складывающегося мировоззре­ния городского сословия.

Результаты нашего исследования полностью опровергают паукообразные и явно лживые измышления буржуазных и фа­шиствующих немецких ученых яко бы лишь западноевропей­ские феодальные города были средоточиями духовной жизни, культуры и прогресса. В противоположность этому приведен­ные  данные доказывают, что складывающаяся в изучаемый период в украинском феодальном городе новая идеология и специфическая городская культура, а также создающийся в нем новый быт, по своему характеру мало чем отличались от идеологии, культуры и быта западноевропейского феодаль­ного города.

Несмотря на все усилия народных масс правобережных го­родов, достигнутый в первой половине XVIII в. культурный уро­вень городов Правобережной Украины был значительно ниже их культурного уровня в первой половине XVII века и намно­го ниже культурного уровня городов освобожденной от ига шляхетской Польши восточной Украины. В результате эконо­мического упадка городов, ожесточенных гонений на украин­ский язык и на украинскую культуру, национальной измены украинской шляхты и превращения цехов северо-западных го­родов в орудие окатоличения и ополячивания, шляхетская Польша и Ватикан достигли во второй четверти XVIII в. таких успехов в деле духовного порабощения городского населения северо-западной части Правобережной Украины, что здесь к середине XVIII в. силы народного сопротивления были уже сломлены: украинский язык 'был изгнан из городских учрежде­ний и судов, из цехов и из церковного обихода, братские школы стали ненужными, и возникла реальная угроза уничтожения украинского народа, как нации.

Народные массы отлично понимали, что в создавшихся условиях спасти Правобережную Украину от поглощения шляхетской Польшей может только помощь братского рус­ского народа. Поэтому в изучаемый период борьба украин­ских народных масс против шляхетской Польши на идеологи­ческом фронте, как и вооруженная борьба, велись под одним и тем же лозунгом: освобождение от ига шляхетской Польши и воссоединение с Россией.

1 Владимирский-Буданов - Немецкое право в Польше и Литве. Там же,  кн.  IX, стр. 766—798.

СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЕ  РАЗВИТИЕ

ГОРОДОВ  ПРАВОБЕРЕЖНОЙ УКРАИНЫ

ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XVIII ВЕКА 

1. Политическое и общественно-экономическое развитие Речи Посполитой во второй половине XVIII в.

2. Развитие  на Правобережной Украине производительных сил и  внутреннего рынка во второй половине XVIII в.

Развитие торгового земледелия и сельскохозяйственных техниче­ских производств. Развитие помещичьих промышленных предприятий и зарождение капиталистической мануфактуры. Лесопромышленные предприятия и «папирни». Железоделательные предприятия. Стеколь­ные предприятия. Крепостнические предприятия польских магнатов. Зарождение капиталистической мануфактуры и начало разложения цехового строя.

3.  Развитие на Правобережной  Украине рыночных связей  и рост городов  в связи с экономическим подъемом во второй половине  XVIII в.

4.  Экономическое  развитие  юродов  Правобережной  Украины  во второй половине XVIII в.

Аграрный характер городов как основная причина закрепощения горожан. Развитие: внутреннего рынка и рост городов как торгово-промышленных центров.

5. Расслоение городского населения на Правобережной Украине во второй половине XVIII в.

Расслоение населения г. Проскурова. Рост Винницы и расслоение ре населения. Расслоение населения г. Житомира. Обострение соци­альных противоречий в цехах и разложение цехового ремесленного строя.

6. Борьба городов со старостами во второй половине XVIII в. и но­вое устройство освобожденных городов.

Характерной чертой экономического развитая Правобереж­ной Украины во второй половине XVIII выявляется, с одной стороны, слияние ее с другими областями Речи Посполитой в одно экономическое целое, а с другой — все усиливающееся вовлечение ее во всероссийский рынок, экономически подго­тавливавшее воссоединение Правобережной Украины с Лево­бережной в едином Российском государстве.

В развитии сельского хозяйства на Правобережной Украине вторая половина XVIII в. характеризуется повсеместно на­чавшимся переходом от феодального способа производства к капиталистическому. Происходило это за счет усиления фео­дальной эксплуатации путем развития торгового земледелия и скотоводства с одновременным развитием сельскохозяйст­венных технических производств (винокурения, пивоварения и т.п.).

Хотя шляхетское хищничество не только тормозило, в изу­чаемый период прогрессивное экономическое развитие право­бережных городов, но даже толкало их на путь экономиче­ского регресса, однако закономерным следствием повсеместно начавшегося в сельском хозяйстве перехода к капиталистиче­скому способу производства явилось неуклонное развитие на Правобережной Украине во второй половине XVIII в. внутрен­него рынка и тесно с ним связанный рост городов и мануфак­тур. При этом крепостная дворянская мануфактура постепен­но переходит в крепостную дворянско-купеческую мануфакту­ру, а наряду с этим повсеместно зарождается капиталистиче­ская мануфактура.

Несмотря па то, что торговля городов Правобережной Ук­раины регулировалась давно отжившими привилегиями фео­дального периода, а ее развитию сильно препятствовало взи­мание феодалами на торговых путях проходных пошлин, однако неуклонный рост производительных сил и развитие рыночных связей способствовали во второй половине XVIII в. экономическому подъему Правобережной Украины и увеличе­нию ее населенности, росту прежних городов и появлению многих новых городов и местечек. В результате все большего во­влечения юго-восточной части Правобережной Украины во всероссийский рынок в значительные центры экспортно-им­портной торговли превращаются в этот период Бердичев, Чер­нобыль, Наволочь, Фастов, Белая Церковь, Богуслав, Канев, Умань и др. города.

Эпохальной датой в экономической истории Правобереж­ной Украины было основание Россией после русско-турецкой войны Херсонского порта (1776), навсегда оторвавшее Право­бережье от Балтийского рынка и присоединившее его к Черно­морскому рынку, т. с. окончательное включение Правобережья во всероссийский рынок. Так как в силу своего географиче­ского положения южное и среднее Правобережье сразу же оказались в сфере действия Черноморского рынка, то этим и объясняется особенно интенсивный рост к последней четверти -XVIII в. городов Житомира, Бердичева, Винницы, Богуслава, Белой Церкви, Корсуня, Конева, Умани, Немирова и многих других городов этой полосы. 

В условиях перехода от феодального к капиталистическому способу производства процесс социально-экономической диф­ференциации городского населения на Правобережной Украи­не во второй половинеXVIII в. ускоряется и происходит раз­ложение мелких земледельцев-мещан, расколовшихся на две классово противоположные группы:

а) небольшая группа зажиточных мещан, являвшихся то­варопроизводителями (в земледелии или в ремесленной про­мышленности) или купцами, т. е. формирующаяся буржуазия;

б) все остальное городское население, являвшееся форми­рующимся пролетариатом. К этой группе относятся безземель­ные коморники, являвшиеся батраками и поденщиками, а так­же халупники и пешие, составлявшие контингент наемных рабочих с небольшими земельными участками.

Отмеченная Марксом и Лениным прогрессивная историче­ская роль капитализма в земледелии особенно ярко прояв­ляется в городах Правобережной Украины в 60—80-х годах. Именно в этот период, в связи с переходом наиболее зажиточ­ных крепостных мещан в чиншевики, повсеместно происходит раскрепощение горожан, в корне изменившее их правовое по­ложение и создавшее предпосылки для борьбы со старостами.

Однако наряду с некоторыми  положительными чертами за­рождающегося на Правобережной Украине капиталистическо­го строя наблюдаются и резко отрицательные черты. Прису­щее этому экономическому режиму углубление общественных противоречий приводит ко все усиливающейся эксплуатации и обезземеливанию земледельческого населения в деревне и в городе, а также к ухудшению экономического положения го­родских ремесленников, постепенно превращающихся в экс­плуатируемых рабочих мануфактур.

И действительно, во всех правобережных городах наблю­дается в изучаемый период обострение социальных противоре­чий в цехах, и разложение цехового ремесленного строя. По­скольку же разложение цехового строя явилось непосредствен­ным результатом возникновения капиталистической мануфак­туры, то в экономически наиболее развитой северо-западной Подолии, где зарождение капиталистической мануфактуры наблюдается уже во второй четверти XVIII в., разложение ре­месленного строя начинается именно в этот период. Однако в юго-восточной части Правобережной Украины, где повсеместное распространение-капиталистической мануфактуры происходит только в последней четверти XVIII в., именно в этот период наблюдается там и процесс разложения цехового строя.

Как показывают данные нашего исследования, к повсеме­стному разложению цехового ремесленного строя на Правобережной Украине прежде всего привело то, что созданные  им трудовые отношения и нормы трудового права, до известной степени препятствовавшие безудержной эксплуатации ремес­ленника, в условиях зарождения капитализма уже не удовлет­воряли ни владельцев повсюду возникавших капиталистиче­ских мануфактур; ни мастеров ремесленных цехов.

Если в условиях деградации городов Правобережной Украи­ны до состояния земледельческих поселений королевские при­вилегии на магдебургское право в руках мещан-земледельцев превращались, по выражению Маркса, «в простую пачку бу­маги», то от середины XVIII в., в условиях роста городов, эти же привилегии в руках формирующейся буржуазии становятся как бы знаменем в борьбе правобережных городов за свои права и вольности.

Несмотря на ожесточенное сопротивление крупных феода­лов попыткам горожан восстановить правовое положение го-ролов, зафиксированное в королевских привилегиях. XVI— XVII вв., экономически более сильным городам Правобережной Украины (например, Кременцу, Житомиру, Овручу и Виннице), и которых формирующаяся буржуазия уже достаточно окреп­ла, в период от конца 70-х годов до 1792 г. удается добиться возврата утраченных земельных и торгово-промышленных пряв городов и освобождения горожан от крепостного права.

Освобождение экономически сильных городов Правобереж­ной Украины от экономической зависимости от старосты, не­сомненно, создало экономические предпосылки для существо­вания автономного устройства и независимого суда освобож­денных городов. Однако экономические противоречия в осво­божденных городах еще более, обостряются, а формирующая­ся буржуазия, захватывающая власть в освобожденных горо­дах, использует вес преимущества нового городского строя для установления в городе своего классового господства: она еще больше эксплуатирует городских ремесленников и приводит к прогрессирующему обнищанию по прежнему закрепощенных и угнетаемых, но еще более обезземеленных предмещан-земледельцев.

ГОРОДА ПРАВОБЕРЕЖНОЙ  УКРАИНЫ

КАК ОЧАГИ  СКЛАДЫВАЮЩЕЙСЯ БУРЖУАЗНОЙ

ИДЕОЛОГИИ И  КУЛЬТУРЫ ВО ВТОРОЙ

ПОЛОВИНЕ XVIII ВЕКА 

1.   Идеология  и культура городов  Правобережной    Украины  второй половине  XVIII в.

Идеологическая направленность вооруженной борьбы и борьбы на идеологическом фронте. Польское феодально-католическое на­ступление на культурном фронте. Польское феодально-католическое наступление на братские школы. Польское феодально-католическое наступление па братские шпитали.

2. Становление в городах  Правобережной Украины во второй поло­вине XVIII в. нового буржуазного права.

Имущественные преступления и преступления против хозяев. Изменение правового положения женщины. Детоубийство и отце­убийство. Преступления против семейных отношений и нравственно­сти. Чародейство.

3.  Города Правобережной Украины как очаги зарождающейся буржуазной идеологии и культуры.

Феодально-католическая идеология и суеверие. Борьба  форми­рующейся буржуазии с феодализмом на идеологическом фронте. Борьба формирующейся буржуазии с феодализмом на школьном фронте и культурный уровень городов. Борьба формирующейся бур­жуазии с пережитками феодально-средневековой мистики в быту и врачевании.

Хотя во второй половине XVIII в. польские феодалы и Ва­тикан добились на Правобережной Украине крупных успехов и деле духовного 'Порабощения городского населения, и под угрозой находилось здесь само существование украинского па­рода как нации, однако в связи со становлением в этот период капиталистического уклада и в полном соответствии с констатацией Энгельса, горожане становятся здесь «классом, который воплотил в себе дальнейшее развитие производства и обмена, просвещения, социальные и политические учреждения"1.

1Ф. Энгельс — О разложении    феодализма и развитии буржуазии. К. Маркс и Ф. Энгельс, Соч., т, XVI, Ч, I, стр. 441. 

В результате роста городов ускоряется процесс становле­ния буржуазной идеологии с ярко выраженной антифеодаль­ной, антикатолической и материалистической направленно­стью. Характерной чертой идеологических и культурных сдви­гов этого периода является все усиливающаяся борьба формирующейся буржуазии с пережитками средневеково-феодальной мистики в быту и врачевании, постепенная замена фео­дального права складывающимся буржуазным правом и стремление заменить присущую феодальному городу городскую ремесленную медицину научной медициной.

Нарождающееся буржуазное право весьма отличается от средневеково-католического магдебургского права. Несмотря на наличие многих сходных черт, оно отличается также и от городского права, которое создавалось во второй половине XVII и первой половине XVIII в. тогдашними хозяевами горо­да—ремесленными братствами.

Характерной чертой нарождающегося буржуазного права, сближающей его с феодально-шляхетским правом, является ярко выраженное стремление любой ценой защищать от угнетаемых классов институт частной собственности и инсти­тут господства и подчинения, так как именно эти институты обеспечивали формирующейся буржуазии возможности для безудержной эксплуатации. Защищая же господство плутократии, формирующаяся буржуазия, захватившая в послед­ней четверти XVIII в. во всех городах Правобережной  Украи­ны власть в свои руки, не останавливается ни перед какими средствами для удержания власти.

Следует признать исторически прогрессивными нижесле­дующие изменения правовых норм: признание нарождающим­ся буржуазным правом женщины-горожанки субъектом права и отмену запрещения для трудящейся женщины работать по кайму у нехристиан; отмену смертной казни за прелюбодеяние и за двоеженство, а также стремление ограничить приме­нение смертной казни за другие преступления и вообще смяг­чить средневеково-жестокие нормы магдебургского права.

Следует признать также большой исторической заслугой нарождающегося па Правобережной Украине буржуазного права более гуманное, то сравнению с феодальным правом, отношение к женщине и к ребенку. Городские суды не только проявляют участие к судьбе покинутой соблазнителем девуш­ке и присуждают с него алименты на содержание внебрачного ребенка, но иногда даже даруют жизнь  Матери-детоубийце, чтобы не оставить сиротами других малолетних детей.

Разложение на Правобережной Украине ремесленного строя привело во второй половине XVIIIВ1 к отмиранию соз­данных городскими ремесленными братствами братских школ, к резкому снижению культурного уровня массы город­ского населения и к его ополячиванию. Формирующаяся городская, буржуазия, которая становится теперь творцом и но­сителем новой идеологии и новой городской культуры, подобно шляхте; предпочитала польские школы, особенно субсидируе­мые государством академические школы, дававшие необхо­димую подготовку для практической деятельности.

Во второй половине XVIII в. присущая феодальному горо­ду и чуждая мистике ремесленная  медицина достигает на Правобережной Украине наивысшей ступени своего развития, вытесняя пронизанную мистикой знахарскую медицину даже в небольших местечках. Этот исторически прогрессивный процесс является свидетельством происходивших тогда в городах идеологических и культурных сдвигов и показателем мате­риалистической направленности  мировоззрения формирующейся буржуазии.

Поскольку к началу последней четверти XVIII в. творцом и носителем новой идеологии и новой городской культуры ста­новится на Правобережной Украине формирующаяся буржуа­зия, то этот период характеризуется заботой городских само­управлений о медико-санитарном благоустройстве городов и стремлением экономически более сильных городов заменить ремесленную медицину научной медициной, а ремесленное ро­довспоможение— акушерством.

Отмстим в заключение, что как только воссоединение Пра­вобережной Украины с Россией уничтожило политический гнет шляхетской Польши, сковывавший культурное развитие горо­дов, в Виннице с 1794 г. снова восстанавливается и функцио­нирует закрытая в конце 70-х годов братская школа с ее двухвековыми культурно национальными традициями. Соглас­но документальным источникам 1794—1795 гг. преподавание в этой школе вели тогда два учителя, по обычаям братских школ жившие в школе и обучавшие приходящих учеников. Интересно, что братство даже пытается возвратить проданный в конце 70-х годов школьный домик и добивается аннулирова­ния продажной записи судебным порядком.

Обобщая результаты своих многолетних исследований во истории феодального города Правобережной Украины, автор приходит к следующим выводам:

Так как, за очень небольшим исключением, города на Правобережной Украине происходили в XIV—XVIII вв. из предсуществовавших сельских поселений и в хозяйственно-юридическом отношении    оставались прежде всего земледельческими общинами, в условиях же феодализма занятие земледелием всегда приводило   к закрепощению горожан, то правовое положение    украинского феодального города и формы городского устройства всегда определял уровень экономического  развития города, т. е. степень его отрыва от земледелия.

Таким образом, вопреки утверждениям Антоновича, Владимирского-Буданова, Гальбана и др. буржуазных ученых, роль магдебургского трава в истории украинского феодально­го города была совсем невелика.   Не   привилегии на магдебургское право  и не нормы этого правя определяли правовое положение и форму устройства города, но уровень его эконо­мическою развития. Исходя из марксистско-ленинского пони­мания  исторического  процесса, превращение ряда правобереж­ных городов в автономные общины явилось лишь юридическим оформлением тех экономических отношений, которые склады­вались между городом и феодальным сеньором на определенной стадии социально-экономического  развития   деревенской  округи и города.

Феодальный город Правобережной Украины, генетиче­ски связанный с древнерусским феодальным городом, прохо­дил в XIV—XVIII вв. в общем такой же путь развития, как и западноевропейские города. До введения магдебургского права на Правобережной Украине существовал самобытный городской строй, основанный на традициях и нормах древнерусского и украинского обычною права. Хотя в целях идеологического порабощения украинского народа правительство шля­хетской Польши уже с XV в. заменяет самобытный городской строй польским городским строем, основой  которого было магдебургское право, однако в процессе развития украинского феодального города магдебургское право повсюду вытесняется украинским обычным правом.

З. Результаты наших исследований полностью опровергают наукообразные измышления западноевропейских буржуазных ученых, якобы до рецепции магдебургского городского права в восточно-славянских странах не существовало ни го­родского строя, ни городов в европейском смысле,  и якобы лишь западноевропейские феодальные города являлись торгово-промышленными центрами и были средоточиями духовной жизни, культуры и прогресса. Наоборот, наши данные доказывают, что развитие украинского феодального города не было подчинено тем же законам, что и развитие западно-европейского феодального города, но что складывающаяся, в украинском феодальном городе новая идеология и городская культура, как и создающийся в нем новый быт, по своему характеру мало чем отличались от идеологии, культуры и быта  западноевропейского феодального города.

4. Как  показывают результаты наших исследований пригородные массы на Правобережной Украине от середины  XIV в. до конца XVIII в. отлично понимали, что в создавшихся условиях спасти Правобережную Украину от поглощения шляхетской Польшей может только помощь братского русского народа. Поэтому в продолжение всего этого периода борьба украинских народных масс против шляхетской Польши ологическом ??? фронте, как и вооруженная борьба, велись под одним  и тем же лозунгом: освобождение от ига шляхетской Польши и воссоединение с Россией.

Ответственный за выпуск профессор П. И. Шамарин